студия Саратовтелефильм

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ольга Карпакова, редактор телевидения Саратова (часть 1)

Сколько нервных клеток губилось тогда у участников. И все ради чего, ради этой передачи, которая пролетит в течение какого-то часа...

Моё телевидение… Как избирательна наша память. Сейчас, спустя десятилетия, вспоминаются не накладки, ошибки, неудачи, за которые доставалось на еженедельных летучках. Не указующие персты сверху, во власти которых запретить передачу, не соответствующую высокому вкусу. Не трагический эпизод, когда впопыхах стерли передачу, еще не прошедшую в эфир и не восстановимую по причине отъезда героя. Видно, такая у меня была физиономия, что девочки-помощницы говорили мне: «Ольга Федоровна, закричите». Не могу, не умею.
А что же осталось в памяти? Ощущение себя первооткрывателями. Да такими и были мы, «старики» телевидения. Ведь и телевизор-то до этого не видели, только когда жили у родных в Москве.
И ничего у нас не было на первых порах, кроме огромной комнаты со столами и стульями, где размещались редакторы и режиссеры (вчерашние филологи, журналисты, актеры), и куда приходили такие же «дошкольники»-авторы.
Мы тащили из дома все, что могло как-то закрыть «говорящую голову». К ужасу моих родителей, я вырезала бритвенным лезвием портреты, иллюстрации, карты из Большой советской энциклопедии, из собраний сочинений. До сих пор со стыдом открываю замечательную книгу «XIX век» (это очерки о политике, науке, промышленности, литературе, музыке и т.д.) и вижу аккуратные окошки в тексте, где когда-то были гравированные портреты разных деятелей. Все для передачи!
А первые передачи ПТС — передвижной телевизионной станции, которые по-зволили зрителям ощутить атмосферу оперного спектакля, а мы, в то время ассистенты режиссера, должны были лезть на крутую гору к телевизионному передатчику, чтобы нажимать какой-то рычажок в начале и конце актов, а потом в первом часу ночи, в кромешной тьме спускаться с этой горы — «на чем? — на всем», особенно когда оборвался канат, за который мы могли держаться. И как мы не боялись идти в темноте по глухим переулкам и улицам…
А одна из первых телевизионных постановок «Корзина с еловыми шишками» с прелестной Дагми — актрисой Томой Стреляевой, с киноподсъемками — и вдруг в самом начале передачи, которая, естественно, вся была на прозрачной музыке Грига, змеей слетает пленка с магнитофона, превращаясь на полу в огромный рыжий клубок. С совершенно белым лицом режиссер Владимир Константинович Калинин бросает пульт — всё, провал, но главный режиссер Лев Филиппович Барковский спокойно командует выбросить в эфир какую-то заставку, пока лихорадочно разбирают и ставят злополучную пленку.
Сколько нервных клеток губилось тогда у участников. И все ради чего, ради этой передачи, которая пролетит в течение какого-то часа. Что же заставляло сосредоточивать на ней все помыслы, все силы? Думали ли мы тогда о зрителях? Наверное, нет, главное было — азарт творчества. Тем более что в редакции художественных передач, где я прожила все десятилетия, и передачи-то были посвящены театрам, выставкам, творческим людям.

Ольга Федоровна Карпакова,
редактор

"Все мы вышли из телевизионного детства, которое учило журналистской порядочности, честности, искренности" - гл. редактор Саратовского ТВ Людмила Бойко, реклама Саратов, съемка документальных фильмов, фотосъемка свадьбы, производство учебных фильмов, фотосъемка мероприятия

 

 

сейчас на сайте

Сейчас 53 гостей онлайн