студия Саратовтелефильм

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

"Перекувырк под Наливкой в Советском районе мог стоить жизни..." - корреспондент Саратовского телевидения Павел Летувет (часть 6)

Как кончаются нескончаемые дороги

Обо всех наших неурядицах дорожных сказать-не пересказать. Пожалуй, самое забавное, как на трех колесах возвращались из рейда в Новые Бурасы. Едва развилку на Вольск миновали, глядим, одно заднее колесо вместе с осью в сторону выдвинулось. Отыскали в придорожных кустах жердь, привязали, скользим, опираясь на нее: хорошо хоть зима, обочина обледенела.
Однако опора машины быстро стерлась, находим и привязываем вторую, третью. Доскользили до Клещевки, а там, разорив чей-то забор, взяли целое бревно и, кое-как его присобачив, пусть еле-еле, но все же к полуночи дошкандыбали до Зоринской базы, где можно до утра оставить под охраной машину.
В другой раз на одном обледенелом спуске под Балтаем наша машина, словно балерина, стала крутить пируэт на дороге и не улетела под высокую насыпь лишь потому, что судьбе было угодно нас сохранить. Сберегла она нас и на Балашовском тракте, не позволила кувыркнуться, подсунув вовремя меж колес валявшуюся на обочине покрышку. Застряла наглухо и удержала.
А сколько раз увертывались от аварии лишь благодаря находчивости шофера: чудом избегали лобового тарана встречного лихача под хмельком. В сугробы летали с грейдера не раз и не два. Милое дело — плюхнуться в наметенный снег или врезаться в него целиком с капотом. Только потом трудно и долго откапываться приходилось. Полдня ушло, пока вызволили машину из снежного плена под вольской Куриловкой.
Зато перекувырк под Наливкой в Советском районе мог стоить жизни. «Уазик» съехал со скользкой обочины и перевернулся, летя с высокой насыпи, лег на спину, словно под дождем отмыть брюхо собирался. Спасибо водителю Нецветову, что всё смешно закончилось, а не трагически. Ноябрьской ночью он ехал на небольшой скорости, поэтому, ослепленный фарами встречного лихача, не врезался в стоявшего на обочине без огней «Москвичонка» и успел бы затормозить перед ним, но размокшая скользкая глина увела под откос.
Подбежавшие шофера из оказавшихся поблизости машин помогли, перевернув «уазик», быстро поставить его на колеса. Ехать мы могли, но лишь до ближайшего постового ГАИ: машина, вывалявшись в раскисшей почве, превратилась в сплошной комок грязи, из которого контуры «уазика» стали проступать, только когда на него вылили бессчетное количество ведер воды.
Мазурову отмыть «газик» оказалось не легче, хотя уделан он был несравненно меньше — по шоферской уже вине. Надоело тащиться ему за бредущим проселочной дорогой стадом. Решив поторопить отставшую буренку, подтолкнул ее под зад, а у той с перепугу медвежья болезнь приключилась, машину жидким навозом обдала. Хорошо хоть пруд оказался поблизости, и ни один гаишник не узрел. А они почему-то постоянно пасли Володю, липли к нему, словно мухи к меду. Возможно, из-за малого роста водителя — «метр с кепкой» — он им издали казался угнавшим чужую машину подростком или почему-то еще, только «крестные», как он их называл, тормозили его постоянно.
Смешное и трагическое в нашей бродячей жизни вечно перемежалось. Возвращаемся как-то из Новоузенска, острим, подтруниваем друг над другом, рассказываем смешные истории, чтобы сбить усталость, и вдруг Пшенов, которого все звали Миш-Миш, хватается за сердце: сил хватило лишь съехать с дороги. Выводим его из машины, кладем на землю, благо лето, но лекарств ни у кого нет. Кинооператор Костя Булгаков садится за руль отыскать хоть какую-то медицинскую помощь. Только не удалось ее в выходной день найти ни в Наливной, ни в Александровке, а до Степного ехать время не терпит, раздобыл лишь валидол.
Решили везти больного в Саратов. Управлять «газиком» Костя умел, но прав у него не было, а на посту у города постоянно лютует ГАИ. Идем на риск. Недаром говорят, кто смел, тот и съел — добрались до медиков областного центра. Тогда Миш-Миша спасли.
А погиб он по халатности их коллег впоследствии, после операции аппендицита. Сделали ее перед октябрьской годовщиной, и все чин чинарем: больной чувствовал себя превосходно, но пока врачи отмечали праздник, скончался…
«Так много нет теперь в живых, тогда веселых, молодых…» Сколько раз пели беззаботно об этом ушедшие в бессрочную командировку журналисты, с которыми столько лет я делил трудности корреспондентских дорог.

Павел Робертович Летувет,
корреспондент

Кинооператор студии документальных фильмов "Саратовтелефильм" Владимир Антонов, реклама съемка Саратов, видеосъемки в Калининске, видеосъемка в пугачевске, видеосъемка в Вольске, фотосъемка, монтаж видеосъемка праздиков видеосъемка торжеств, видеосъемка свадьба, видеосъемка монтаж, видеосъемка цены, кино, Саратов
 

сейчас на сайте

Сейчас 83 гостей онлайн