студия Саратовтелефильм

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Маврикий Майоров - первый директор создающейся Саратовской студии телевидения

Очень счастливый саратовец

Есть дома, в которые страшно идти первый раз: в них особая аура, ей надо соответствовать. Нужно совпасть с умиротворенной тишиной, с отсутствием ненуж-ных безделушек, с семейной реликвией — письмом композитора Хачатуряна, с фотографиями друзей вместо ковров на стенах. Нужно… Прежде всего нужно получить приглашение от хозяина.
Выражение «благообразный старик» нынче не в моде, но синонима я не знаю. Маврикий Моисеевич Майоров неправдоподобно благообразен, и ему это идет. Улыбающиеся глаза, ироничные интонации в голосе, сверкающая седина. Хозяин дома и дом гармонируют друг с другом.
Зачем я пришла? Мне казалось, все будет очень просто. Человек прожил много лет, коренной саратовец, знает и помнит многих. Он расскажет, я запишу, перенесу на бумагу — получится книга. И вот передо мною стопка кассет. Пытаюсь найти наиболее важные фрагменты беседы. Кассета крутится. Голос со смешинкой. Маврикий — диковинное имя. Оказывается, из святцев. Можно было еще Львом назвать, но родителям Маврикий больше понравился. Об отце получается трудно. Зато о маме — целая поэма. Грузчицей работала, одна двоих сыновей поднимала, навсегда влюбила Маврикия в Волгу, в Саратов, в народные песни…
И снова работает магнитофон, мелькают годы, даты, люди. В 14 лет Майоров пошел работать на нефтебазу в Улешах. Там записался в духовой оркестр, научился играть на трубе. Затем попытка стать летчиком, музучилище, война, консерватория, оркестр оперного театра, пианистка Леночка, Лена, Елена Ивановна. Одна женщина на всю жизнь. Так, наверное, и должно быть, в этом секрет гармонии.
Давайте сориентируемся во времени. 30-е, 40-е — страшные годы. Можно ли жить в эпоху лжи и не запачкать душу?
— Я не знаю, как это объяснить. Глобально верил, не мог не верить, потому что на вере этой воспитывался. Но происходящее рядом видел, содрагался. На нефтебазе в Улешах работал механиком Коля Батусов. Для нас, мальчишек, он был кумиром. Всем человека природа наделила — умом, внешностью, характером, золотыми руками. Прохожие, на Колю глядя, улыбались. Женился он на нашей пионервожатой. Звали ее Сусанна. Красавица была… В 1937 году я уже в училище учился. Разворачиваю как-то краевую газету. Там заголовок «Враги народа за работой». На нефтебазе в Улешах найден и расстрелян диверсант Николай Батусов. Жена отправлена в Сибирь. Сколько лет прошло, никак не могу о Коле спокойно говорить. Конечно, реабилитировали его посмертно. Утешение?.. В 1952 году меня Сусанна разыскала. Изможденная старуха. Странно было ее даже именем красивым называть. По этапу она беременной пошла. Сын родился психически ненормальным, уже в лагере. Пятнадцать лет Сусанна в лагере отсидела. Выпустили ее, но в Саратове жить не разрешили. Остановилась она с сыном в Аткарске, в родной город пробралась тайком. Я всех знакомых своих на ноги поставил, помогли ей получить разрешение на проживание в Саратове, квартиру выхлопотали. В первый же вечер собрались у бывшей вожатой все ее уцелевшие пионеры.
Я думаю, достаточно об этом. Сил нет расшифровывать запись чужой боли. Сменим кассету. С 1949 г. Маврикий Моисеевич Майоров — директор музучилища. В Саратове не хватает учителей пения. Майоров расширяет дирижерско-хоровое отделение и отделение народных инструментов, пригласив в качестве консультанта… Стоп. Легенда Саратова. Иван Яковлевич Паницкий.
— Мы с Паницким дружили семьями. Не знаю, правда, что о нем можно сказать нового. Гений. Слепой музыкант. Блестящий импровизатор. Друзья его слепоту не замечали. Он сам ее не замечал. При встрече, узнав по голосу, всегда разводил широко руки и восклицал: «Ба, кого я вижу!» Казалось, действительно видит. Публика Ивана Яковлевича обожала, ученики боготворили. Хотя представляете, как зрячему учиться у слепого?.. По-детски непосредственный, избалованный. Жена — Прасковья Ивановна — была его нянькой, его глазами. Он для нее всю жизнь оставался ребенком. Больше всего она боялась умереть раньше мужа. Видно, чувствовала, что так и произойдет.
1957 г. Маврикий Моисеевич — первый директор создающейся Саратовской студии телевидения. О себе Майоров говорит мало, рассказывает об удивительных людях, которыми наше телевидение создавалось. На меня из магнитофона сыплются фамилии первопроходцев.
— Не забудьте, пожалуйста, Леву Барковского. Профессиональный режиссер, я его из филармонии сманил. А Василий Костин был главным редактором газеты «Поволжская правда». Он на мое телевизионное предложение даже обиделся сначала. Потом идея увлекла.
Представьте: я спрашиваю Маврикия Моисеевича о счастье. «Я, — говорит, — очень счастливый человек». И продолжает сыпать фамилиями и хвалебными характеристиками. Для него, чудака, счастье, что довелось работать с Дмитрием Ивановичем Степанидиным, Любочкой Моршневой и Людмилой Мишиной, Николаем Никоновым, Владимиром Калининым и Олечкой Карпаковой.
— Как только телефон на телевидении поставили, тут же звонок раздался. Беру трубку, из нее ругань льется. Называют меня последними словами. Мол, что это я, дурак такой, показываю! Постепенно начинаю понимать: человек купил телевизор, а настраивать его не умеет. Решил, что полосы и рябь мы ему показываем. Пришлось сделать специальную передачу для неопытных телезрителей.
Дали объявление «Требуются дикторы», столпотворение началось. Нескончаемый поток женщин. Одни сами себя красавицами считали, другим знакомые посоветовали. Помню, пробовали одну учительницу. Ее на общем собрании педколлектива выдвинули. Сразу отказать вроде неудобно. Пустили ее в прямой эфир поздороваться и детскую сказку объявить. На всякий случай шпаргалку написали. Она ее в руке зажала. Камера заработала, претендентка наша про шпаргалку со страху забыла. И прямо в эфир говорит: «Боже мой, ужас какой». После этого она сама расхотела диктором быть…
Телевидение-то было партийное. Вышло очередное постановление ЦК об увеличении надоев молока. Надо отразить. Стали искать по области самую передовую доярку. Нашли в одном целинном совхозе в Озинском районе, привезли в Саратов, чтобы передачу о ней делать. Посмотрели мы на нее… Маленькая, худенькая женщина, на доярку совсем не похожа, для пропаганды не подходит. Пытаемся с рекордсменкой поговорить — не выходит. Она на все вопросы отвечает: «Дою я». Положение безвыходное. Что делать? Нашли в ближайшем к Саратову совхозе такую доярку — кровь с молоком, приятно посмотреть. Сделали о ней передачу. Ее по ходу спрашивают: «Кто лучшая доярка в области?» Она в ответ — нами же заготовленный текст про озинскую коллегу. Так и выкрутились.
Я вам про пожар не рассказывал? Делали инсценировку «Тараса Бульбы». В конце главного героя сжигают. Решили снимать двумя камерами. Бульбу в студии к столу привязали, во дворе в пустую железную бочку налили керосин, зажгли, повалил черный дым. Не успели этот дым отснять, приезжают пожарные. Их прохожие вызвали. Увидели дым из-за забора и решили, что телевидение горит…
О телевидении Майоров может говорить бесконечно. Вдруг звучит еще одно легендарное имя — Александра Рудес. Маврикий Моисеевич увидел ее в Одессе, влюбился в голос и переманил в Саратов. Не на телевидение, конечно. Говорим мы уже  о  Саратовском  театре  оперы  и  балета.  В  его  оркестре  Майоров  когда-то начинал, его директором работал много лет, его музеем сейчас занимается. И снова люди…
— В середине 60-х годов я увидел в Большом театре балет Хачатуряна «Спартак». Вернулся в Саратов, решили его поставить у себя. Накануне премьеры рискнул позвонить самому Араму Ильичу и пригласить его. Он согласился...
Вечером в театре перед спектаклем я поднялся на сцену и объявил: «В зале автор». Зрители такую устроили овацию! В антракте мы Арама Ильича потеряли. Объявился он за кулисами с корзиной шампанского, цветами, конфетами для артистов и музыкантов…
Написано уже много, а ненаписанного осталось еще больше. Для меня — повод прийти в славный тихий дом. Маврикий Моисеевич немножко поехидничает, немножко повспоминает. Потом мы попьем чаю. Кстати, яблочный пирог у Елены Ивановны получается — чудо…
Евгения Синева
«Саратов», 1 марта 1995 г.

 

Подробнее о работе фотографов на студии документального кино: фотосъемка юбилеев, фотосъемка свадеб, фото праздников, фото венчания, фото официального мероприятия. Фотографы делают постановочные фотографии и репортажные, фотографа можно пригласить на свадьбу, день рождения и т.д.
 

сейчас на сайте

Сейчас 57 гостей онлайн