Телеведущий ГТРК "Саратов" Александр Динес вспоминает о режиссере Саратовского телевидения Михаиле Свердлове
 

студия Саратовтелефильм

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Телеведущий ГТРК "Саратов" Александр Динес вспоминает о режиссере Саратовского телевидения Михаиле Свердлове

Он на нашем Саратовском ТВ, когда вообще никто не знал, что такое клип, на технике, на которой и жесткие стыки-то делать — проблема, снимал музыкальные клипы...

Когда я пришел на студию в 84-м году, Михаил Абрамович сразу же пригласил меня в драматический кружок, который он вел на каком-то заводе. У него была постоянная тяга к работе не только телевизионной, но чисто режиссерское желание что-то ставить. Конечно, он так еще и подрабатывал, поскольку зарплата была маленькая, но работал с большим и несомненным энтузиазмом. Какие-то неожиданные совершенно материалы брал и считал, что их можно режиссерски решить. Скажем, опубликовали переписку Гумилева и Ахматовой, он тут же предложил это сделать на телевидении. Словом, зерно искусства он мог видеть в самых неожиданных вещах. И, соединяя совершенно неожиданные для постороннего человека вещи, он мог делать из этого зрелище, произведение, как угодно. Режиссер от Бога. Во всем совершенно.
И характер не то что спокойный. Свердлов был взрывным человеком. Но в нем жило осознание того, что всё вершится где-то не здесь, так скажем. И от этого — несуетность. Он мог над одной вещью работать по полгода. Брал листы бумаги, рисовал что-то непонятное. Что это за причуды, никто понять не мог, а он рисовал, рисовал будущую передачу. Вникнуть в это нельзя. Про подавляющее большинство режиссеров, можно сказать: я понимаю, как это сделано; про подавляющее большинство  передач:  ясно,  хорошо,  профессионально,  лучше,  хуже. Про его передачи — невозможно. Как он это делал, понимал только он один.
Шлейф авторитета — творческого, колоссального — существовал вокруг него. Это было сразу ясно. Не деланная фигура мастера, а действительно настоящая. А люди не придумывали это, не свита его играла, а просто четко осознавали. Слава Богу, что вокруг него были такие люди. Только отнюдь не в руководстве. Судьба его передач известна: они нередко смывались, стирались. Не то что даже до эфира не допускались, а просто уничтожались. Бытовые видеомагнитофоны тогда еще не вошли в наш обиход, и программ этих не существует теперь. Одну из последних «Даль ногами добыть» посмотрело руководство и решило, что это вредно. Для нас недопуск передачи до эфира в то время был трагедией. Потому что все тогда к телевидению — в советское время, когда не зарабатывали на нем денег, — относились как к творчеству, художественная редакция, по крайней мере, считала, что делает здесь искусство. Во всяком случае, та ее часть, что организовалась вокруг Свердлова. Эти многоночные подготовки к передачам — сейчас даже странно вспомнить, что столько можно было готовиться к одной программе. Даже к самой рядовой, повод к которой мог быть несущественным. Вообще родиться режиссером — это редчайшая вещь.  По-моему,  даже  более  редкая, чем поэтом. А уж телевизионным режиссером — тем более. Свердлов им родился.
Увидеть и понять его еще можно было, а объяснить, как это в нем происходит внутри, объяснить его характер — невозможно.
Ему не повезло в том, что он абсолютно не был понят руководством, у него были трагические сложности. А повезло в том, что люди, которые работали вокруг него, ценили и понимали, заведомо знали, что рядом не просто мастер, а талантливый человек, причем не по местным меркам. Кстати, один из уроков Свердлова, который он никогда не преподавал и в жизни такого не говорил, но который легко и естественно осознавался, в том числе и мной, что не существует местного телевидения, местного искусства. Мерить надо не местными мерками. Он режиссер и талант не по местным меркам. А по любым совершенно.
Он снял телевизионный фильм «Далеко до апреля» задолго до «Осени» Андрея Смирнова, о которой так много говорили, отмечая, в частности, ее новую интонацию. Свердлов уловил эту перемену значительно раньше. Или другой пример. Он на нашем Саратовском ТВ, когда вообще никто не знал, что такое клип, на технике, на которой и жесткие стыки-то делать — проблема, снимал музыкальные клипы. Он сам почувствовал эту форму.
Словом, влияние творческого процесса по имени Михаил Свердлов на всех, кто оказался рядом с ним, было огромно.

Александр ДИНЕС, телеведущий

"Честное слово, ради таких минут стоило жить и работать на телевидении"- главный редактор Саратовского ТВ Людмила Бойко, видеосъемка рекламных роликов для телевидения, документальное кино, презентационные фильмы о фирмах, производство учебных фильмов для персонала, фотосъемка свадьбы, свадебный фильм

 

 

сейчас на сайте

Сейчас 48 гостей онлайн