студия Саратовтелефильм

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

"Страдания после эфира" - саратовский писатель Юрий Никитин (часть 2)

Минут пятнадцать передача шла по отрепетированному плану, потом стал действовать жар юпитеров, и нас, вероятно, слегка развезло...

В 1973 г. у молодого писателя Виктора Сафронова вышел сборник повестей и рассказов «Казачья балка». В тот период редакция литературных передач обязательно приглашала автора, и в прямом эфире велся разговор о достоинствах художественного произведения.
Редактор Наташа Ляшенко, которая отвечала за эту передачу, пригласила на обсуждение книги Сафронова актера ТЮЗа Володю Краснова и меня в качестве рецензента. Краснов выбрал для чтения своим хорошо поставленным голосом не-большой отрывок из повести «Не поверил» и рассказ «Шурган». Моя же задача состояла в том, чтобы хвалить молодого автора и говорить, какой он одаренный и многообещающий писатель, поскольку уже печатался в журналах «Молодая гвардия», «Волга», а его новая повесть «Завещание» должна вот-вот выйти в московском издательстве «Современник».   
Мы приехали на телевидение к четырем часам. Вместе с Наташей обсудили весь процесс передачи: какие вопросы я задаю автору, что он мне отвечает, когда актер читает отрывки. Затем спустились в студию, где Наташа посадила нас за круглый стол посреди огромного зала, показала нацеленные камеры операторов, на столе разложила публикации Сафронова, которые мы должны были показывать телезрителям как вещественные доказательства его литературных успехов. Вся репетиция заняла где-то около часа. Последнее, что нам сказала Наташа, что непосредственно перед эфиром парикмахер нас попудрит и причешет. Впереди было полтора часа свободного времени.
Не долго думая, мы отправились в ресторан «Саратов» по соседству с телецентром. Вместе с Наташей Ляшенко. Заказали какую-то еду. Виктор Сафронов сказал, что для храбрости надо бы грамм по сто коньячку выпить. Официант принес графинчик с армянским коньяком и рюмки. Потом литературный именинник вспомнил, что свою новую книгу он не обмывал, а это надо сделать еще и потому, что рядом такая красивая женщина. Мы выпили второй графинчик и почувствовали разочарование — никакого впечатления!  
— Не надо больше, — попросила Наташа. — Ведь у вас прямая передача.
— Да он нам носит не коньяк, а неизвестно что, — сказал Володя Краснов. — Пусть принесет нераспечатанную бутылку «Арарата».
Выпить ее Наташа категорически не разрешила.
— Наташ, — пытался я успокаивать, — мы ж тебя подводить не хотим. Мы выпьем после эфира.
Когда подошли к проходной телецентра, Наташа как-то обреченно посмотрела на нас и сказала:
— Ребята, я с вами не пойду. Я пойду домой. Меня все равно теперь с работы выгонят.
Мы проводили ее до троллейбусной остановки. По дороге убеждали, что ни капельки не пьяны, чувствуем себя прекрасно и помним всё, что надо делать и говорить. Но она уехала.
Ни перед толстой звуконепроницаемой дверью, ни в самой студии никто нам  никаких замечаний не сделал, видимо, или мы не вызвали подозрений или телевизионщикам деваться некуда — сорокаминутный эфир заменять другой передачей поздно.
Не испытывая никакого волнения, мы расселись в кресла. В студии жарко зажглись юпитеры, телеоператоры развернули на нас объективы камер. Не помню, чтобы к нам подходил парикмахер и пудрил носы и лбы, как предупредила Наташа. Наконец зазвучала какая-то музыка, над камерами вспыхнули красные лампочки, и мы появились на экранах телезрителей. Я взял со стола «Казачью балку» и стал говорить какая это замечательная книга и какой талантливый автор. Затем Володя Краснов с пафосом прочел отрывок, в котором чапаевцы громили в новоузенских степях белого генерала Толстова. Минут пятнадцать передача шла по отрепетированному плану, потом стал действовать жар юпитеров, и нас, вероятно, слегка развезло. Я сделал какое-то критическое замечание, автор не согласился, актёр меня поддержал,  и  тогда  начался  яростный  спор,  который  продолжился  до  конца передачи.
Мы и по дороге ко мне домой, и уже за столом, когда допивали оставшийся коньяк, продолжали спорить. Наутро, а это было воскресенье, никто не мог вспомнить, по какому поводу пылали страсти, и как мы выглядели на экране, и не вылетело ли ненароком какое скабрезное словечко. Однако больше всего мы переживали за Наташу. В понедельник звонить на студию не осмелились, думали, что сегодня начальство снимает с нее стружку. Решились набрать номер студийного телефона только во вторник и услышали:
— Всё в порядке. Вчера на планерке передача признана лучшей за неделю.

Юрий Михайлович Никитин,
писатель

Как отмечали праздники на ГТРК "Саратов" - вспоминает главный редактор телевидения Саратова Наталья Елшина, реклама в саратове, саратовские видео студии операторы Саратова. видеосъемка в Саратове, фото и видео съемка свадьбы Саратов, свадебный фильм, фотосъемка на выпускном вечере, телевидение

 

 

 

сейчас на сайте

Сейчас 68 гостей онлайн