студия Саратовтелефильм

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

"Один из важных моментов, который повернул суть передачи, — это личность Л.А. Бойко, которая сказала: «Слушай, Дмитрий, ты хочешь жить в эфире вечно? Тогда займись письмами» - телеведущий ГТРК "Саратов" Д. Худяков (часть 2)

...у передачи образовался определенный «штат» внештатных корреспондентов

Началось все с 1960 г. Хотя за два года до этого — в 1958 г. в первый раз я попал на телевидение. Но мне не понравилось то, что я делал тогда. Хотя все было принято у нас в студии специалистами как надо. Было чувство, что я сделал подделку какую-то. Поставили ящик. За этот ящик я сел, около ящика сидела как бы семья. И вот эту семью я агитировал за походы вокруг Саратова. И вот это «как бы» меня не устроило, это ложь, которой быть не может. Все надо показывать так, как есть. И мне понадобилось два года, чтобы это осознать. Я понял, что рассказывать надо не кому-то, кто сидит перед телевизором в студии. А надо напрямую обращаться к своему реальному зрителю. И вот тут уже нет никакой подделки, тут надо говорить абсолютную правду. Тут если говоришь, что только что я видел или что 2 часа назад мне передали эту книгу, то так оно и есть. И, может быть, вот это — когда ничего не скрыто, ничего не подготовлено, ничего не отрепетировано — стало одним из секретов программы. В ней все — как оно есть. Но надо сказать, что был такой период несколько лет, когда все передачи в обязательном порядке записывались. Это было мучением, потому что тогда лишаешься возможности жить в эфире в одном времени со зрителем, а это очень плохо. И зритель это чувствует.
А почему занялся этим? Наверное, у многих людей есть желание рассказать о том, что видел, чтобы и другие это знали. И тут вдруг открылось телевидение. Я и в газетах писал, и на радио целых три месяца в штате работал, у радио есть свои преимущества: и доходчиво оно, и доступно, и в любой момент с тобой в кармане может быть. А телевидение открыло возможность не только рассказать, но и показать. Я тогда занимался фотографией, киносъемками, рисовал, и тут вот все сложилось в одно. Меня пригласили рассказать об одном из походов, получилось интересно. Пригласили еще. А потом стал говорить не только о походах, но и о том, что еще встречалось… Один из важных моментов, который повернул суть передачи, — это личность Л.А. Бойко, которая сказала: «Слушай, Дмитрий, ты хочешь жить в эфире вечно? Тогда займись письмами».
До этого я был рассказчиком. И письма поддерживали, это всегда хорошая опора и для ведущего, и для журналиста. А тут я попробовал предложить написать, спросить у ребят что-то — и письма пошли. Но это было второй ступенью развития программы. А потом наступила третья: в какой-то момент я почувствовал, что мало просто ответить на вопрос, хотя и приятно осознавать себя знатоком. Тут, видимо, сказалась педагогическая жилка, у меня и родители педагоги, и себя я не считаю журналистом, иногда говорю, что я проповедник, хотя, может, это и не совсем точно. Можно сказать, учитель, которому очень крупно в жизни повезло: перед ним не 30 человек в классе, а одномоментно многие тысячи, а может быть, десятки тысяч учеников. И вот если найти контакт с ними, то тогда будет идти особенный урок — телевидение позволяет сделать все ненавязчиво, необязательно, не держать всех за партами административным усилием, человек волен выбрать. И вот тут наступает третий этап: когда я почувствовал, что не просто самому интересно ответить на заданный вопрос, а сделать так, чтобы все, кто сейчас слышит этот вопрос, попытались бы сами на него ответить. Ответить и написать: взять ручку, бумагу, мысль свою изложить. И что важно, у передачи образовался определенный «штат» внештатных корреспондентов. Программа в лучшие свои времена получала по 2,5 тысячи писем в год. Их все надо было прочитать, обработать, показать в эфире, обсудить, чтобы труд приславшего не пропал даром. Этот штат — активная зрительская аудитория — позволил проводить своеобразные такие игры, как, например, экспертиза. Кто-то что-то присылал, я говорил, что это камень или предмет такого-то времени,  и  предлагалось  ответить  на определенный вопрос. И мы получали порядка 50 — 60 писем с рисунками и ответами на этот вопрос. И я их показывал, называл тех, кто ответил на вопрос. Все это было на чистом интересе, не было никаких призов и спонсоров. И это, безусловно, более возвышенно, чем игра на деньги.

Дмитрий Сергеевич Худяков,
автор и ведущий передачи

Операторы телевидения Саратова, видеооператоры, кинооператоры, съемки документальных фильмов, документальное кино, видеосъемка свадеб, фотосъемка свадьбы, создание презентационных фильмов, реклама в Саратове
 

сейчас на сайте

Сейчас 46 гостей онлайн