студия Саратовтелефильм

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Документальный фильм о поэте Николае Палькине

Статья в газете «Коммунист», 4 апреля 1990 г. о фильме производства студии "Саратовтелефильм" «Почерпни из родного колодца» (архив студии)

«Почерпни из родного колодца»


Так называется одна из двух десятков изданных в Саратове и Москве книг нашего земляка, известного поэта и журналиста, заслуженного работника культуры Николая Егоровича Палькина. Запоминающееся словосочетание оказалось весьма удачным в качестве названия и для цветного документального фильма, созданного Саратовским телевидением по мотивам песенного творчества Н.Е. Палькина. Лента областного телевидения, обращенная к творчеству, точнее части его, саратовского поэта, — факт отрадный, но вроде бы рядовой…
Однако уже первая телевизионная почта подтвердила высказанное убеждение автора настоящих слов, имевшего удовольствие представлять фильм во время премьеры: лента эта — не рядовой факт, а событие.
«…По саратовскому телевидению нами, работниками технической группы треста «Саратовгоргаз», был просмотрен документальный фильм «Почерпни из родного колодца». При его обсуждении пришли к единому мнению: фильм чудесный! Спасибо всем, кто принял участие в его создании. Мы были все в восторге от того, что такой прекрасный фильм смогли создать наши земляки. Молодцы! Очень просим его повторить и передать в центр для демонстрации… Такой фильм должен понравиться всем, кто любит песню, природу, Россию…»
«…Нам посчастливилось посмотреть фильм о песенном творчестве Николая Егоровича Палькина. Просим передать большое спасибо создателям… Их фильм помог нам глубже узнать творчество нашего земляка… соприкоснуться с жемчужиной русского народного творчества — песней. Очень просим повторить этот фильм, так как не все учащиеся и учителя нашей школы успели посмотреть его. От имени учащихся и подколлектива члены Дубковской средней школы Саратовского района».
Пишут и звонят разные люди от своего имени или представляя большие и ма-лые коллективы, и во всех откликах — благодарность и просьба повторить, а за ними понимание, что фильм не только и не столько о песнях Н.Е. Палькина.
Самым простым решением песенной темы в документальном кино является фильм-концерт, он соответствовал бы по жанру подзаголовку фильма и мог бы вполне получиться, ибо если песен свыше ста, если они разные и немало хороших, если песенные тексты нашего земляка привлекали и привлекают внимание многих композиторов — В. Захарова, С. Туликова, Г. Пономаренко, А. Аверкина, Е. Бикташева; если они вошли в песенный репертуар Л. Обуховой, Л. Зыкиной, О. Воронец, В. Трошина, И. Кобзона. В. Толкуновой, Р. Ибрагимова, саратовских солистов, если к ним охотно обращаются многочисленные самодеятельные и профессиональные хоровые коллективы, начиная с Государственного академического русского хора имени Пятницкого, то послушать было бы что.
Но, с другой стороны, у Палькина полтора десятка пластинок только своих, его песни встречаются в других авторских дисках (в частности, в только что вышедшей пластинке В. Левашова), они записаны, опубликованы, есть даже сборник, состоящий из одних песен с нотами, — что нового дал бы фильм-концерт?
Создатели ленты (автор сценария В. Казаков, кинорежиссер Л. Егорова, кино-оператор Л. Львов, звукооператор Ю. Ключников) пошли другим путем, подчеркнув его названием: фильм не только опирается на весь художественный мир нашего земляка, не только переводит его на свой язык, он с первых же кадров вовлекает зрителя в круг серьезных раздумий об исконной культуре народной песни, о роли ее в жизни человека и народа, об истоках мира художника… Эти проблемы кровно волновали нашего земляка всегда, являясь предметом поэтических и публицистических раздумий.
Мир начался для будущего художника родительским домом, который дал ему не только жизнь, имя, но и заложил нравственные, эстетические основы его личности. С великой нежностью и благодарностью будет вспоминать он дом своего детства, в котором, «как на вокзале, всегда было многолюдно», который всегда «был наполнен живой человеческой речью». Мать поэта владела редким и почитаемым на Руси даром выпевать, выговаривать горе — свое и чужое — была плачеей; этим полузабытым словом названа поэма о матери, может быть, лучшая из десятка поэм Палькина. Судьба отца поэта, от которого в начале 1942 года пришло последнее письмо матери, в одиночку поднимавшей детей, не столько факты частной биографии, сколько приметы времени — сложно и опосредованно все это вошло в фильм.
Другой важнейший исток творчества Палькина — его «малая» родина, та часть великой страны, которая зовется юго-востоком России, Саратовским Поволжьем. Образ этой земли выписан нашим земляком во всем богатстве красок, звуков, запахов…
«Щедра земля, щедра и многолика», — начнет поэт, а создатели фильма бук-вально затопят зрителей мастерски отснятыми картинами этой земли: багровый заволжский закат, белоствольные рощи, много берез, многоярусная хоперская сосна, полевые дороги, степное раздолье… «Здесь все оплачено волнением души», — признается поэт, и зрители ощутят это волнение.
Отцовский дом не только определил интерес к песне — он привил вкус к песне подлинно народной. Выросшему на стихи народного творчества, собирателю частушек, припевок, обрядовых песен, поэту совсем не безразлично, что творится вокруг, выдаваясь за песню; не раз он выразит досаду в адрес сочинений, противоречащих золотому народному правилу: «Из песни слова не выкинешь».
«Ах, песня, что с тобою делают», — не выдержит он по случаю того, что «не голосом,  не  сердцем,  бедрами  ее выводят и поют». Потому что песня для Палькина — «наша сила, наша слава, наша окрыленная душа».
Но все чаще терзают душу
Песни те, что никак не пойму,
Что ни петь невозможно, ни слушать.
Ни душе они, ни уму.
Сколько песен такого рода!
И язык, и напев чужой…
Если песня — душа народа,
Что же стало с его душой?
Создатели фильма подхватывают размышления художника, продолжают этот разговор, щедро отдавая именно ему недолгое экранное время.
Как это получается на языке кино?
Плач Светланы Пановой, солистки Саратовской филармонии, в авторском ис-полнении, дающий зачин фильму и уже не забываемый до его конца, покосившийся крест храма, юное лицо нашей современницы, зачарованно глядящей на полузабытые предметы крестьянского обихода, подлинная крестьянская одежда…
Как поет Светлана Панова! Как вписывается она в березовую рощу, как растворяется среди высоких, чистых стволов, словно перевоплощаясь в них! Как выговаривает свою песню старая крестьянка! Как звучит у чьей-то калитки песня Палькина: «На тропинке, лунной, запорошенной…». Как хороши немолодые лица безвестных  хранителей народной песенной культуры, их суждения…
Культура народной песни как части народной этики, народного самосозна-ния… Размышление о ней возникает из сопряжения голоса, лица, пейзажа, возникает на уровне почти генетической памяти, но тревожит душу, напоминает, что кроме музыкального авангарда, тяжелого рока, легкого джаза, есть еще и это, полузабытое и мучительное свое.
М. Белова,
доцент СГУ, кандидат филологических наук

 

сейчас на сайте

Сейчас 48 гостей онлайн